Фобия БАС (алсфобия) - Сайт Глеба Левицкого «Боковой амиотрофический склероз: Информация для больных»
Фобия БАС (алсфобия)

Уважаемые абоненты!

В нашу организацию обращаются не только больные БАС, но и больные с нарушениями психики, необоснованно полагающие, что у них есть БАС. Нами накоплен достаточный опыт ведения таких пациентов. В этом случае необходима однократная игольчатая электромиография, далее первичная консультативная помощь оказывается на очном приеме у к.м.н. Г.Н.Левицкого, далее пациентам предлагается наблюдаться в Кризисном отделении ГКБ № 20 г. Москвы у заведующего отделением к.м.н. Вадима Моисеевича Гилода, телефон отделения 8 495 471 21 63.
Представляем Вашему вниманию статью о фобии БАС (алсфобии), которая будет опубликована в этом году в Журнале неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова.
Данная специфическая фобия ранее не описана в международной литературе. Возможно, это связано с тем, что 25% российского населения подвержены тем или иным психическим расстройствам. Актуальность проблемы фобии БАС состоит в том, что такие пациенты могут становиться жертвами недобросовестных врачей, которые будут навязывать им повторные ненужные обследования. А в некоторых учреждениях таким больным может даже выставляться диагноз БАС, что, как Вы понимаете, не приведет к восстановлению их психического здоровья, а лишь усилит психопатологические проявления фобии. Поэтому рекомендуем родственникам таких больных участвовать в их судьбе и показывать их нам в целях правильного их ведения и экономии Ваших срадств.

С уважением,
Администрация фонда


СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ФОБИЯ БОКОВОГО АМИОТРОФИЧЕСКОГО СКЛЕРОЗА — АЛСФОБИЯ

 к.м.н., директор фонда, Г.Н.ЛЕВИЦКИЙ (1,2), к.м.н., зав. отд. В.М. ГИЛОД (3), проф. О.С.ЛЕВИН (4)

 

1- Благотворительный фонд помощи больным боковым амиотрофическим склерозом, 2- Городская поликлиника № 144 г. Москвы, 3- Кризисное отделение Городской клинической больницы № 20 г. Москвы,  4- Кафедра неврологии Российской медицинской академии последипломного образования

 

Резюме: Обследован 21 пациент (в возрасте 28-72 лет, 11 мужчин и 10 женщин) с симптомами специфической фобии бокового амиотрофического склероза БАС (алсфобии), ранее не описанной в мировой литературе. Давность фобической симптоматики была достоверно выше у пациентов с тяжёлым и средне-тяжёлым течением фобии, чем у больных с лёгким её течением (1,5±0,6 мес и 5±1,1 мес, р<0,05). Тяжесть фобии коррелировала с давностью симптомов (R= - 0,5; p=0,004). На первичный характер фобии указывает факт регресса фобической симптоматики под контролем показателей шкалы Гамильтона на фоне лечения психотерапевтической беседой и психотропными препаратами у 52,4% больных (17±4 и 3±1 балла по шкале тревоги Гамильтона до и через 3 месяца после лечения, p<0,05). Лишь у 23% больных из всей группы был отягощенный псииатрический анамнез /катамнез. Следует знать о возможности развитиях случаев данного расстройства и в связи с этим учитывать это в структуре просветительской информации о заболевании.


Abstract. We examined 21 patient (within age range 28-72 years, 11 males and 10 females) with signs and symptoms of specific phobia of amyotrophic lateral sclerosis (ALS phobia) not previously described in the international periodicals. Duration of phobia was significantly higher in patients with moderate and severe phobia than in mild cases (1.5±0.6 and 5±1.1 months respectively, р<0.05). Severity of ALS phobia correlated with its duration (R= - 0.5; p=0.004). The primary character of phobia was established basing on regression of signs (monitored by Hamilton depression scale) after psychotherapy and pharmacotherapy in 52.4% of patients (17±4 and 3±1 degrees of Hamilton scale before and after 3 months of treatment, p<0.05). Only 23% of patients had history of the psychiatric disorder in the past. It is feasible to take into account that such a phobia may occur while presenting information about ALS to healthy people.

Специфические фобии составляют около 12,5 % в структуре аффективных расстройств (1,3, 4). В частности, к ним относятся нозофобии — например, канцерофобия (боязнь заболеть раком), другие.  В настоящей работе мы хотели бы описать фобию бокового амиотрофического склероза и  предлагаем дать ей название «алсфобия» (от английского ALS – БАС  или боковой амиотрофический склероз).  Как известно, БАС является смертельным заболеванием, что и обусловливает развитие фобии на основе получения информации о данной болезни. Данная фобия не описана в международной литературе. Нами обнаружено лишь упоминание о возможности развития тревожного расстройства у родственников больных БАС, которым проводилось медико-генетическое консультирование, однако, в данном источнике не указано, имела ли место у пациентов фобия заболеть БАС или другое расстройство аффективного спектра (2). Проводился выборочный опрос зарубежных клинически практикующих специалистов по БАС, которые также не указали на то, что не встречали данный синдром в клинической практике (K.Mitchell (Канада), L.N.Van Den Berg (Нидерланды), E. Beghi (Италия), персональный контакт), однако один из них отметил, что развитие тревожного расстройства возможно у родственников больных БАС (P.M.Andersen (Швеция), персональный контакт).  Алсфобия описана нами у группы лиц, проживающих в России, которые были психически и соматически здоровы или же имели отягощенный психосоматический анамнез - последнее характерно для анамнеза больных специфическими фобиями.  У всех пациентов фобия развилась  на фоне получения информации о симптомах БАС с последующей экстраполяцией данной информации на собственные интероцептивные ощущения, которые трансформировались по мере развития  ипохондрической фиксации в патологические телесные сенсации с обсессивной окраской психопатологического аффекта.

 

Материалы и методы

В период с 2006 по 2012 гг. обследован 21 пациент в возрасте 28-72 лет, 11 мужчин и 10 женщин. Родственников больных БАС было 3, неврологов — 4, лиц, информированных из других источников — 14: среди них на соматической почве — 8, с отягощенным психическим анамнезом — 5, без отягощенного психосоматического анамнеза — 1. Все больные были осмотрены авторами статьи (Г.Н.Л. и В.М.Г.) и 17 больных было оценено по шкале депрессии Гамильтона (ШДГ). Статистический анализ проводился с помощью критерия Манна-Уитни (статистический пакет программ «БИОСТАТ» (Венгрия, 1999).

Результаты

Клиническая картина алсфобии была представлена: 1) навязчивым ощущением генерализованных мышечных подергиваний — 21 человек (100%), 2) общей слабостью — 14 человек (66,6%)  3) утомлением при длительной ходьбе или разговоре — у 6 человек (28,5%), 3) болями в мышцах — у 2 человек (9,5%), 4) осиплостью голоса — у 2 человек (9,5%) , 5) субъективным ощущением нехватки воздуха, чаще в душных помещениях, с преходящим нарушением чувствительности (гипервентиляционный синдром) — 1 человек (4,7%) . Психический статус больных алсфобией характеризовался навязчивыми мыслями о наличии у них БАС, навязчивым желанием проводить всё новые и новые обследования, тревогой, нарушениями сна различной степени тяжести. У 5 больных с отягощенным психическим анамнезом (катамнезом) имели место повторные обращения к психиатрам по поводу других жалоб в отдаленном прошлом или после диагностики синдрома, при этом у одной больной имела место оромандибулярная дискинезия, вызванная приемом нейролептиков в прошлом. У 8 больных с развитием алсфобии на соматической почве имели место следующие различные в каждом случае заболевания: невринома корешка L5, дистальная миопатия, остеохондроз позвоночника и радикулопатия корешка L5-S1, диабетическая полинейропатия,    туннельный синдром Гийона, синдром запястного канала, дисфункция височно-нижнечелюстного сустава, синдром Мелькерссона-Розенталя.

На момент осмотра давность симптомов фобии составила 3±1,4 месяца, при этом 5 (28,5%) больных уже сделали игольчатую электромиографию 1 или 2 раза, 6 (23,5%) она была сделана для исключения БАС после консультации (в обоих случаях признаков БАС обнаружено не было), 10 (47,6%) эта процедура не проводилась, поскольку пациенты были разубеждены врачом в её нецелесообразности. В 10 случаях имела место симптоматика, расцененная как лёгкая (пациенты поддавались разубеждению и демонстрировали наличие критики, балл по ШДГ 1-10), в 6 случаях имело место расстройство средней тяжести (когда больные поддавались лишь частичному разубеждению, но при этом соглашались на сотрудничество, балл по ШДГ 11-20), в 5 случаях имело место тяжёлое расстройство (больные не поддавались разубеждению и/или отказывались от сотрудничества с врачом, балл по ШДГ более 21). Среди родственников больных БАС легкое расстройство имело место в 2 случаях и расстройство средней тяжести в 1 случае, а среди неврологов, из которых трое из четверых имели отягощенный психический анамнез наблюдалось 1 легкое, 1 средне-тяжёлое и 2 тяжелых расстройства.  Фобия носила ятрогенный характер у двух больных. Давность фобической симптоматики была достоверно выше у пациентов с тяжёлым и средне-тяжёлым течением фобии, чем у больных с лёгким её течением (1,5±0,6 мес и 5±1,1 мес, р<0,05). В процессе психотерапевтической беседы 17 больных согласились получать лечение в виде коктейля психотропных препаратов в течение 3 месяцев. При алсфобии легкой степени назначались  тимолептик, антидепресант и адаптоген или снотворное, при расстройстве средней тяжести — тимолептик,  адаптоген или снотворное, антидепрессант и атипичный нейролептик, а при тяжелом расстройстве — тимолептик, 1-2 антидпрессанта и 1-2 атипичных нейролептика или 1 атипичный нейролептик и снотворное. На момент осмотра показатель ШДГ  у 17 человек, согласившихся на её заполнение, составил 17± 4 балла). Каждому больному было предложено заполнить данную шкалу через месяц и три месяца после рекомендованного лечения. Через месяц шкалу заполнили 13 больных, а через месяц и три месяца 11 больных.  Среди отказавшихся от заполнения шкалы через 1-3 месяца были все больные с тяжёлой фобией. Через полгода каждый больной был опрошен по телефону и/или электронной почте на предмет своего психического состояния. Результаты лечения представлены в Таблице 1.

 

Таблица 1. Динамика показателей шкалы депрессии Гамильтона у больных алсфобией на фоне лечения психотропными препаратами.

 

 

Первично, n=17

Через 1 мес, n=13

Через 3 мес, n=11

Опрос по телефону через 6 месяцев

Баллов по шкале Гамильтона

17±4

8±2,

р<0,05 по сравнению с предыдущим осмотром

3± 1,

р<0,05 по сравнению с предыдущими осмотрами

У 7 больных (33,3%) симптоматика в той или иной степени сохранялась

 

 

Как видим из Таблицы 1, балл по ШДГ через 1 месяц уменьшился в среднем на 50% на фоне лечения у 76,4%, а через 3 месяца — вновь уменьшился на 50% у 64%  пролеченных больных. Однако, следует отметить, что у больных, выбывших из исследования по причине отказа от наблюдения (повторного заполнения шкалы) и трехмесячного курса лечения (n=6) исходный балл по шкале Гамильтона был достоверно выше, чем у больных, которые прошли трехмесячный курс лечения (n=11), а именно 22±3 и 14±4 балла, p<0,05, однако, первые чаще мотивировали отказ от дальнейшего наблюдения тем, что лекарства им не помогают, нежели тем, что в заполнении шкалы нет необходимости по причине регресса жалоб. Таким образом, доказанный терапевтический эффект через 3 месяца был достигнут лишь у 11 пациентов (52,4% случаев).  После телефонного опроса через полгода у 7 из 21 больного (33,3%) сохранялась симптоматика в виде устойчивого ощущения генерализованных мышечных подёргиваниях в разных местах тела и общей слабости, при этом 5 из них имел место отягощенный психический анамнез. Таким образом, дезактуализация фобического аффекта примерно у 17% больных наблюдалась и после окончания лечения.

 

Клинический пример № 1

Пациент К., 53 лет, директор компании, жаловался на подергивания в икрах, боль в пояснице и утомление в ногах при ходьбе и подъеме по лестнице. При стимуляционной электронейромиографии выявлены признаки демиелинизирующей сенсомоторной полинейропатии нижних конечностей легкой степени и радиулопатия левого малоберцового нерва. Направлен для  исключения БАС.

При неврологическом осмотре выявлено снижение ахилловых рефлексов, фасцикуляций и гипотрофий мышц не обнаружено, отмечалась легкая гипестезия латерального края  левой стопы. При игольчатой электромиографии (ЭМГ) признаков текущей денервации и реиннервации не выявлено. Имели место признаки хронической венозной недостаточности нижних конечностей, которые позже были подтверждены ультразвуковой допплерографией.

Пациенту объяснили, что у него имеется остеохондроз позвоночника, радикулопатия левого малоберцового нерва, а также хроническая недостаточность вен нижних конечностей, а признаки БАС отсутствуют. Он согласился, но затем задал несколько вопросов, из которых было понятно, что он сомневается. Балл по шкале Гамильтона – 12. Рекомендовано принимать детралекс 500 мг 2 раза в день и тиогамму 600 мг 1 раз в день в течение 2 месяцев (Г.Н.Л.).

Через месяц подергивания в ногах продолжали его беспокоить, и развилась бессонница, так как он все время думал, что у него начинается БАС. Он перестал справляться с рабочими обязанностями Он взял отпуск, и его осмотрел психиатр (В.М.Г.). На ЭЭГ отмечалась ирритация мезодиэнцефальных структур мозга. Пациент рассказал, что 2 года назад злоупотреблял алкоголем. Назначен топирамат 25 мг 2 раза в день, тиапридал 100 мг утром и вечером, пиразидол 25 мг утром и днем и имован 7,5 мг на ночь. Симптомы сохранялись в течение 3 месяцев, пациент все еще думал о возможности развития БАС из-за подергиваний в ногах (балл по ШДГ – 6). Через 6 месяцев симптомы прекратились (балл по ШДГ – 0).

Клинический пример № 2

Пациентка П., 29 лет, менеджер, вместе с сестрой принимала участие в уходе за матерью, страдающей среднепрогрессирующим БАС с шейным дебютом (больная наблюдалась Г., получала Рилутек и неинвазивную вентиляцию лёгких). П. пожаловалась на подергивания в языке, бессонницу и тревогу. Балл по ШДГ – 15.

П. провели игольчатую ЭМГ, при которой патологии выявлено не было, но врач посоветовал провести анализ на гормоны щитовидной железы в связи с наличием потенциалов вкалывания. Анализы на гормоны щитовидной железы оказались нормальными. В неврологическом осмотре патологии не выявлялось. П. была эмоционально лабильна, высказывала мысли, что у нее семейный БАС. Ей объяснили, что данных за начало БАС у нее нет (Г.Н.Л.). Ей было предложено принимать препараты для улучшения сна и уменьшения тревоги. Она была осмотрена психиатром (В.М.Г.), который назначил карбамазепин 100 мг 2 раза в день, сульпирид 50 мг 2 раза в день и флувоксамин 100 мг и нитразепам 5 мг на ночь.

Через 3 месяца она вновь посетила психиатра и рассказала, что стала спать спокойно через 3 недели после начала приема препаратов, «плохие мысли» ушли, но иногда она всё же чувствует подергивания в языке, и от этого нервничает. Балл по шкале Гамильтона – 8. Она хотела повторить ЭМГ и провести генетическое исследование на семейный БАС. Доза сульпирида была увеличена до 250 мг в день. Через 6 месяцев она сообщила, что подергивания в языке прекратились. Балл по ШДГ – 1.

Обсуждение

Очевидно, что результаты настоящего исследования позволяют внести алсфобию в перечень тревожных расстройств, а именно нозофобий, относящихся к  специфическим фобиям. На это указывает специфический анамнез, первичные показатели ШДГ и факт регресса фобической симптоматики под контролем показателей шкалы Гамильтона на фоне лечения психотропными препаратами у 52,4% больных, при этом лишь у 23% больных из всей группы был отягощенный псииатрический анамнез /катамнез. Последнее говорит о первичном характере фобии у данных пациентов.

Полагаем, что отсутствие описание алсфобии в зарубежной литературе и по результатам персональных контактов со специалистами по БАС связано с  превалированием  пограничных психических расстройств в российской популяции по сравнению с американской и европейской популяциями (1,3,4).  Опрошенные иностранные специалисты указали лишь на возможность недифференцированного тревожного расстройства у родственников больных БАС, в то врем как в настоящем исследовании пациенты с алсфобией являлись родственниками больных БАС лишь в 14,3% случаев.

Следует отметить, что лечение было успешно лишь в 52,4% случаев, тогда как остальные пациенты лишь частично пошли на контакт с врачами. Тяжесть фобии коррелировала с давностью симптомов (R= - 0,5; p=0,004). Тактика разубеждения в легких случаях и в некоторых случаях средне-тяжелой алсфобии в рамках проведения психотерапевтической беседы, вероятно, сыграла положительную роль в ведении больных после консультации даже одного специалиста-невролога, в связи с чем мы рекомендуем специалистам по БАС придерживаться подобной тактики во всех случаях алсфобии и рекомендовать консультацию психиатра в средне-тяжелых случаях после заполнения шкалы Гамильтона. При тяжелом расстройстве, установленном при заполнении шкалы Гамильтона, обязательна консультации психиатра.

Описание алсфобии имеет значение для планирования психотерапевтической помощи лицам, которые получают информацию о БАС (профессионально, из литературы или интернета, в связи с наличием родственника, болевшего или больного БАС, в связи с наличием синдрома, который может напоминать отдельные симптомы БАС и т. д.) и обращаются к неврологу, специалисту по БАС. Одной из целей благотворительных организаций по борьбе с БАС является увеличение осведомленности о БАС в обществе. Следует знать о возможности развитиях случаев данного расстройства и в связи с этим учитывать это в структуре просветительской информации о заболевании.

Список литературы

  1. Краснов В.Н. Расстройства аффективного спектра. М., Практическая медицина, 2011, 431 стр.
  2. Hentati A, Ouahchi K, Pericak-Vance MA et al. Linkage of a commoner form of recessive amyotrophic lateral sclerosis to chromosome 15q15-q22 markers. Neurogenetics. 1998 Dec; 2(1):55-60.
  3. Narrow W.E., Rae D.S., Robina L.N. et al. Revised prevalence estimates of mental disorders in the United States. Ach. Gen. Psychiatry, 2002; 2;115-23.
  4. Wittchen H.U., Jacobi F. Size and burden of mental disorders in Europe – a critical review and appraisal of 27 studies. Eur Neuropsychopharmacol, 2005; 15; 357-76.

 

 
Лечение болезни

За рубежом проводилось и проводится многоклинических испытаний различных лекарственных средств для лечения БАС, но ни одно из них не замедляет его прогрессирования, кроме одного.

Подробнее...

Наши партнеры


 


Клиника Глеба Левицкого
Клиника Глеба Левицкого


 


Mitsubishi Tanabe Pharma
Mitsubishi Tanabe Pharma

 


Wellvet
Wellvet

 


Университет Тампере Финляндия
Университет Тампере, Финляндия

 


Артлайф
Артлайф

 


университетская поликлиника № 3 МГМУ им Сеченова
Университетская поликлиника № 3 МГМУ им Сеченова

      Издательство Медиа Сфера
ООО «Полинтермед»